Главная » Интервью, История, Лица » 22.06.2019, 08:45

«Если завтра война, если враг нападёт…»


22 июня отмечается День памяти и скорби – один из самых печальных дней в истории. Именно 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная вой­на. 30 миллионов российских граждан погибло, десятки, сотни тысяч содержались в концлагерях и страдали от голода в тылу. Представители предприятий Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России приняли участие в траурно-торжественных мероприятиях в городах и посёлках Приморского края, в частях и на кораблях ДВО и ТОФ.

 8 июня 1996 года вышел указ президента, устанавливающий 22 июня как День памяти и скорби. Этот день в России не просто дата в календаре: по всей стране приспускаются государственные флаги, телевидению и радио, а также учреждениям культуры рекомендовано не проводить никаких развлекательных программ и мероприятий.

На рассвете 22 июня 1941 года фашистская Германия без объявления вой­ны напала на Советский Союз. На протяжении всей западной границы от Баренцева до Чёрного моря началась практическая реализация плана "Барбаросса". На 400 километров вглубь СССР враг наносил массированные бомбовые удары по важнейшим военным и промышленным центрам, транспортным коммуникациям и узлам связи. Авиация противника бомбила Мурманск, Ригу, Минск, Смоленск, Киев, Севастополь, Житомир, а также многие другие города и стратегически важные военные объекты, особенно аэродромы и железнодорожные узлы. Врагом было задействовано 2 700 самолётов (60 % германской авиации). Внезапность нападения сыграла свою решающую роль в первые же часы войны. В первый день войны Красная Армия потеряла 1 200 самолётов. Из 738 – на Западном фронте, за первую неделю на земле и в воздухе было уничтожено свыше 4  000 советских самолётов. Это обеспечило господство немецкой авиации в воздухе и способствовало свободе действий германских танковых армий. Одновременно противник развернул широкую пропагандистскую кампанию. На территории СССР были распространены сотни тысяч листовок и газет, в которых говорилось, что германская армия пришла освободить советский народ от "иудо-большевизма". Бойцам и командирам Красной Армии предлагали переходить на сторону Германии. Распространялись слухи, делалось всё возможное, чтобы сломить волю народа к сопротивлению, достичь лояльного отношения советских людей к "освободителям".

Первыми, кто на Государственной границе СССР принял удар передовых частей германского вермахта, были пограничники. Они были вынуждены самостоятельно принимать решения об обороне Государственной границы, поскольку директива о приведении вой­ск в боевую готовность поступила из Наркомата обороны командующему войсками Западного фронта Особого военного округа генералу Д. Г. Павлову за 2 часа 15 минут до начала войны. Однако директивные указания практически остались невыполненными…

Между тем пограничники вместе с отдельными частями Красной Армии стойко защищали западные границы. Беззаветно и самоотверженно сражались защитники Брестской крепости. Одиннадцать дней вели упорную борьбу бойцы 13-й погранзаставы Владимиро-Волынского погранотряда. Девятнадцать суток держала оборону государственной границы объединённая группа Карело-Финского погранокруга под командованием старшего лейтенанта Н. Ф. Кайманова.

Упорным было сопротивление советских войск в юго-восточных районах Белоруссии, особенно под Бобруйском, Жлобином, Рогачёвом и Гомелем. Группировка армий "Центр" с конца лета 1941 года вынуждена была приостановить наступление. Гитлеровский план "Барбаросса" стал давать сбои. "Молниеносной войны" не получилось.

Брестская крепость

Защита Брестской крепости стала первым подвигом советских бойцов в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов. Отражая вероломное и внезапное нападение гитлеровских захватчиков на Советский Союз, защитники Брестской крепости в исключительно тяжёлых условиях проявили в борьбе с немецко-фашистскими агрессорами выдающуюся доблесть, массовый героизм и мужество, ставшие символом беспримерной стойкости советского народа.

Брестская крепость – первый советский пограничный пункт, прикрывавший центральную стратегическую магистраль на Минск и Москву, – подверглась массированным артиллерийским ударам 22 июня в 3 часа 15 минут. Спустя полчаса после обстрела штурмовые группы 45-й немецкой пехотной дивизии атаковали позиции защитников крепости. Фашисты планировали захватить крепость к 12 часам дня, однако этим планам немецких генералов не суждено было сбыться… Количество защитников крепости не превышало 8  000 человек, им противостояло более 17 тысяч нападавших. 24 июня немцам удалось овладеть Тереспольским и Волынским укреплениями, а остатки гарнизона первого, видя бесперспективность дальнейшей обороны на этом участке, ночью эвакуировались в Цитадель. После этого вся оборона сконцентрировалась в Цитадели и Кобринском укреплении, в Восточном форте которого собрались все оставшиеся в живых защитники в количестве примерно 400 человек под началом майора П. М. Гаврилова. Каждый день оборонявшимся приходилось отбивать в среднем семь-восемь атак, при этом фашисты активно использовали огнемёты.

26 июня немцами был взят последний оборонявшийся участок Цитадели вблизи трёхарочных ворот, а 30 июня пал Восточный форт. Однако отдельные бойцы Красной Армии вели свою собственную войну до начала сентября, укрываясь в подвалах, казематах и бесчисленных подземных переходах крепости…

Большинство участников обороны Брестской крепости погибли, лишь немногим удалось вырваться из вражеского кольца и воевать дальше.

В музее Брестской крепости рассказывают историю о советском солдате, который сражался один на протяжении десяти месяцев, не подпуская фашистов к развалинам крепости. Немцы, используя радио, дезинформировали воина, говорили, что Москва захвачена, Красная Армия разбита, обещали ему замечательную, сытую жизнь. Когда наступала тишина, гитлеровцы подходили к руинам, но их встречали яростным огнём. Вышел солдат из крепости лишь тогда, когда немцы признались, что Москва не сдалась, и наша армия сражается. Это был худой, измождённый человек, совершенно седой и слепой. Зрение он потерял, выйдя на свет из подвала. На вопрос врага: "Кто вы? Назовите свою фамилию, звание", – он ответил: "Я – русский солдат". Потрясённые его мужеством, немцы выстроились в шеренгу, а офицер отдал честь. До машины солдат не дошёл, он упал замертво…

Гитлеровскому командованию на самом деле было чему удивляться. 45-я немецкая пехотная дивизия, которая наступала на Брест, была усилена танками, артиллерией, с воздуха её поддерживала авиация. Вся эта армада встретила упорное сопротивление гарнизона Брестской крепости. Захватчики не могли поверить, что им придётся почти на месяц задержаться здесь. Лёгкой прогулки не получилось. Стоит сказать, что приграничный город Брест до событий 22 июня жил мирной жизнью. Более того, 21 июня 1941 года был торжественно поднят флаг армейской спартакиады. Успешный старт тогда взяла команда "Динамо", которая была составлена из пограничников. В типографии уже сверстали газету с результатами спартакиады, были названы имена победителей и призёров. В свет газета не вышла, а спортсмены вместе с частями Красной Армии ушли в бой…

После освобождения Бреста всё пришлось начинать сначала, точнее сказать, на развалинах. Спорт не стал исключением. Руководители поступили разумно, они сразу объявили набор в различные детские секции. И дело пошло, подросли футболисты, и вот – первый успех, право на участие в Кубке СССР по футболу. Футболисты героического Бреста одолели такие известные команды, участвующие в чемпионате страны, как ашхабадский "Строитель", фрунзенскую "Алгу", батумское "Динамо", уступив на пути к кубку лишь мастерам кожаного мяча ленинградского "Зенита".

В советские послевоенные годы брестские футболисты обыгрывали польские команды, ближайших соседей, на их счету есть победы над клубными командами Италии, Франции, Уругвая. Юниоры из Бреста не однажды входили в юношескую сборную команду страны, даже становились чемпионами Европы. Футболисты этого города были надёжным резервом для белорусской команды мастеров – минского "Динамо". В 1974 году страж ворот, воспитанник брестского футбола, Александр Прохоров, играющий за московский "Спартак", был признан лучшим вратарём СССР. Все эти успехи не могли не сказаться на массовости футбола. Вовлечение детворы в движение "Кожаного мяча" позволило открыть в городе-герое Бресте специализированную Детско-юношескую спортивную школу (ДЮСШ). Одно время школа была одной из лучших в Белоруссии.

Параллельно развивался и брестский баскетбол. В 1955 году команда девушек выиграла первенство страны. Юноши – шесть, а девушки – десять раз выигрывали звания чемпионов Республики. Впрочем, и в волейболе у спортсменов из Бреста были достижения. Семь воспитанников в 70-е годы прошлого столетия выполнили на различных соревнованиях норматив мастера спорта…

С развалом СССР Белоруссия не порвала связи с Российской Федерацией, наоборот, на протяжении многих лет сотрудничество во всех областях ширится, чему способствует и общая память о Великой Отечественной войне 1941–1945 годов. В ней братские народы стояли плечом к плечу, и Брестская крепость не случайно до сей поры является символом героизма, стойкости и отваги как белорусского, так и русского народов. Вместе мы – сила, проверку на прочность наши деды и прадеды прошли тогда, 22 июня 1941 года, когда не дрогнули под гитлеровским натиском и совершили подвиг, который не забудется в веках.

Смотрите также

наши координаты:
8(423)2 32 83 30
© 2019 "Союз Машиностроителей России Приморское Региональное отделение".
Вся информация на сайте защищена законом об авторском праве. Копирование информации разрешено только с письменного разрешения администрации сайта.

Размещение рекламы  Контакты

Разработка сайта — ЦРТ