Главная » Интервью, История, Лица » 22.01.2020, 08:35

Ратный подвиг солдата


В этом году наша страна отметит знаменательную дату – 75-летие победы в Великой Отечественной войне. В честь этого важного события мы будем рассказывать о поколении людей, опалённых войной: участниках Великой Отечественной и их боевых подвигах, о мужестве и героизме солдат и офицеров России, исполнивших свой воинский долг, о тружениках тыла и детях войны. Это дань уважения и наш священный долг перед ними.

На "Аскольде" (входит в состав ПРО "Союз машиностроителей России") трудилось много участников Великой Отечественной войны. Это была особая когорта людей, переживших войну, победивших фашизм, видевших смерть своих боевых товарищей на полях сражений. Работали бывшие фронтовики, не считаясь с личным временем. На них равнялся весь коллектив завода. Их нет рядом с нами, но память о них будет жить века.

Когда началась война, эскадрилью, что располагалась неподалеку от города Уссурийска, в которой служил Иван Шматок, перебросили под Москву. Он впервые увидел столицу, только не красивую и праздничную, а суровую и малолюдную. Москва готовилась к обороне. Здесь формировалась 176-я мотобригада. Каждому солдату выдали автомат, каску, противогаз, пехотную лопату. Погрузили в эшелоны и повезли в сторону Брянска, город был уже занят фашистами. Высадили на станции Жиляй, и оттуда – пешком до передовой обороны. Немецкие траншеи находились метрах в трехстах от наших позиций.

Утром третьего сентября 1941 года солдаты пошли в атаку. Это был самый первый бой не только для Ивана, но и для его подразделения. Где перебежками, где по-пластунски, все ближе подбирались они к фашистам. Ударили из автоматов и пулеметов, забросали гранатами. Фашисты не выдержали атаки и побежали. Гнали их наши солдаты километра три, но тут к немцам подоспело подкрепление, пришлось пехотинцам залечь. Не успели окопаться, как немцы пошли в атаку. И таких атак было много. Наша пехота держалась три дня и три ночи. А потом появились немецкие танки, и им пришлось отступить. Не было ничего страшнее на свете, чем отступление на родной земле.

Отступали в направлении Серпухова. Был дан приказ вырыть траншеи и закрепиться. Спали здесь же, в траншеях и окопах. Никогда не забыть первые месяцы зимы 1941-го. Холод был невообразимый… Шестого декабря в составе Центрального фронта Иван и его сослуживцы пошли в наступление. Вот тут-то они своими глазами увидели гитлеровских завоевателей с поднятыми руками.

Судьба на войне была так переменчива, что предвидеть наперед не было никакой возможности. Оставшихся в живых после тяжелых боев бойцов бригады, в которой воевал Иван Шматок, отправили на пополнение Воронежского фронта. Сразу выдвинулись на Харьков. Не успели закрепиться, как попали в окружение. С боями пробились к Дону. Шесть часов длился жесточайший бой неподалеку от местечка Коротояк. И всё же немцы оттеснили бойцов Красной Армии к Дону – к правому берегу Дона, где стояли дней десять–пятнадцать, готовились к форсированию реки. Четыре раза Иван ходил через Дон. Четыре раза под пулями, через огонь и воду. Трудно даже сосчитать, сколько их было, больших и малых боев, переправ, городов и сел на пути русского солдата…

В феврале 1943-го Иван Шматок участвовал в освобождении Харькова, Богодухова, Волчанского района, Полтавы…

Одно из самых величайших сражений – Курско-Орловская битва. Ивана в составе 977-го стрелкового полка 270-й дивизии Степного фронта перебросили под деревню Крутой лог неподалеку от Белгорода.

Полтора часа артиллерийской подготовки. Гудела и ходила, как живая, под ногами земля. Дым, копоть, грохот и мрак. Казалось, не было такого ада и пекла, через которые здесь прошел солдат. Фашист остервенело оборонялся. Пехота шла за танками и преследовала фашистов. В этих боях их дивизия потеряла почти весь личный состав.

Потом были кровопролитные и тяжелые бои за город Витебск… Наши войска продолжали всё дальше и дальше гнать фашистов на запад.

В ноябре 43-го поступил приказ – взять штурмом город Демидов. За тот ожесточенный бой дивизии было присвоено звание Демидовской.

Освобождал Иван Полоцкую область, Латвию, Литву. Неподалеку от границы враг остановил их наступление. У фашистов были сильные укрепления: доты, дзоты, блиндажи. Чтобы успешно вести дальнейшее наступление, надо было добыть разведданные о противнике. В разведку пошли двенадцать добровольцев. Иван – старший. Больше недели были в тылу врага. Днем отсиживались в лесах и брошенных сараях. Однако фашисты их обнаружили, и пришлось отбиваться. В том неравном бою уложили разведчики шестьдесят фашистов, а сами вышли без потерь. По их разведданным поработала наша артиллерия. Оборона противника была прорвана.

В 1944-м на подступах к польской границе Иван как помощник командира взвода и небольшая группа выдвинулись разведать обстановку. Впереди увидели небольшой хутор, с виду тихий и мирный. Начало лета, вокруг всё цветет, бабочки летают, пчелы жужжат. Сначала в разведку была послана одна группа. Вдруг – две короткие очереди, и всё стихло. Снова два бойца пошли в разведку. Опять две короткие очереди – и опять тишина. Тогда Иван вместе с одним сослуживцем решил узнать обстановку. Метров через триста наткнулись на своих убитых товарищей из второй группы. Потом увидели и тех, которые ушли первыми. Видимо, здесь был пристрелян каждый клочок земли. Они осторожно замаскировались и, выбрав момент, ударили по хутору зажигательными пулями. Вспыхнул сарай, крыша дома, скирда сена. Осторожно поползли к хутору. Иван увидел заросли кустов и пополз туда, чтобы укрыться. Тогда он еще не знал, что за ними находится центр немецкого узла обороны. Не знал он и того, что кусты – это замаскированный танк, вкопанный в землю по башню, что за разведчиками пристально следят и что их жизнь измеряется минутами… И он уже не услышит, как на горящем хуторе взорвется склад боеприпасов.

Первый снаряд взорвался метрах в пятнадцати от Ивана. Второй ударил впереди. Земля всколыхнулась. Потом – третий выстрел… Когда наши пехотинцы пошли в наступление, то увидели окровавленного, не подающего признаков жизни бойца. Наступающие ушли дальше, а Иван остался лежать на поле боя. Лишь спустя несколько дней пришла похоронная команда, которая не заметила лежащего раненого солдата. Следом прошла трофейная команда… Сколько пролежал солдат на поле боя – точно никто не знает. Когда его нашли, не могли поверить, что он еще жив. Были перебиты ребра, рука, ключица. Один осколок прошел через голову и застрял на выходе, за левым ухом.

За всю войну у Ивана было четыре ранения и две контузии. Первое – осколок мины под деревней Большая Козинка, второе – под Крутым Логом, осколок прошел выше колена. Третье – когда стреляли из танка. И последнее – в Данциге. Шли уличные бои. Наши солдаты выбивали немцев из домов. В одном из таких боев фашист выстрелил в Ивана почти в упор, но низко взял, помешала перегородка. Солдат почувствовал, как обожгло левую ногу, но в порыве наступления не обратил внимания. И только после боя увидел, что в сапоге три дырки; разул­ся – всё в крови. Две пули вытащил сам – вошли неглубоко, а третью вытаскивали в госпитале…

Иван Шматок участвовал в освобождении Польши, брал немецкий город Габсбург. Фашисты продолжали неистово обороняться. Наши штурмовики буквально утюжили их позиции. И вдруг часов в 12 дня вмиг всё стихло. Наступила такая тишина, что стало солдатам как-то непривычно. Потом над немецкими траншеями появились белые флаги – на автомате, на палке, на штыке. Это были не флаги даже, а тряпки. Самих немцев не видно. Всем стало ясно, что войне пришел конец. Иван и другие солдаты встали во весь рост – молчит немец. Вылезли на бруствер, походили – не стреляют. Приблизились к немецким траншеям, немцы поднялись из траншей и стали кричать: "Рус, гут!" Потом опять разошлись по своим траншеям. Так и встретил Иван долгожданную победу. Первая ночь Победы была светла и полыхала от салютов и ракет…

А потом был Парад Победы на Красной площади. И он, простой солдат Иван Шматок, надел свои боевые награды: орден Красной Звезды, орден Славы, медали "За боевые заслуги", "За отвагу" – и гордо прошёл по Красной площади. Это была не та суровая и хмурая столица, это была Москва в цветах, радости и ликовании. На трибуне он видел Сталина и прославленных полководцев. Самолеты, танки, артиллерия, легендарные "Катюши" – все рода войск прошли торжественным маршем по главной площади страны.

Иван Шматок был 1921 года рождения. Всего два процента его сверстников осталось в живых после войны. Как мало было шансов выжить на этой проклятой войне, но он, несмотря ни на что, выстоял, дошел до логова врага, победил фашизм.

После Парада Победы Иван Шматок вернулся в свою часть в Германию. И только в мае 1946 года прибыл в родную деревню Семёновку (г. Арсеньев).

Иван Кондратьевич Шматок всю свою жизнь трудился на заводе "Аскольд". Работал в гражданской обороне предприятия, начальником цеха, председателем завкома "Аскольда". Это он стоял у истоков ветеранского движения на предприятии, был одним из первых председателей Совета ветеранов. Его добросовестный труд отмечен орденом Трудового Красного Знамени. Иван Кондратьевич вписан в историю города как его почетный житель.

Солдат-освободитель… Как велики его сила духа и стойкость, мужество и героизм, проявленные при защите свой Родины и освобождении мира от фашизма! Это они, тогда еще молодые, стройные и подтянутые, принесли победу, это они показывали в труде образцы трудолюбия и энтузиазма. Они так много сделали для нас, для нашего города, края, страны и мира.



Смотрите также

наши координаты:
8(423)2 32 83 30
© 2020 "Союз Машиностроителей России Приморское Региональное отделение".
Вся информация на сайте защищена законом об авторском праве. Копирование информации разрешено только с письменного разрешения администрации сайта.

Размещение рекламы  Контакты

Разработка сайта — ЦРТ