Главная » Интервью, История, Лица » 11.03.2020, 08:40

23 672 вылета женской эскадрильи


В период Великой Отечественной войны 1941–1945 годов знаменитая лётчица Марина Михайловна Раскова выступила с инициативой создания женских лётных полков. К началу войны она имела уже мировую известность, совершив в сентябре 1938 года на самолёте АНТ‑37 "Родина" перелёт Москва – Дальний Восток в экипаже с Валентиной Гризодубовой и Полиной Осипенко. Женский экипаж преодолел 6450 километров и приземлился на болоте. Вся страна тогда следила за судьбой отважных лётчиц. Об этом событии мирового значения газета Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России рассказывала в год восьмидесятилетия того рекордного беспосадочного перелёта.

Удивительно, но Марина Раскова пришла в авиацию не сразу. Она родилась в Москве в 1912 году, училась в консерватории, работала лаборанткой на заводе, выпускающем гражданскую продукцию. В возрасте 20 лет в 1932 году смогла устроиться лаборанткой в Военно-воздушную академию имени Жуковского. Тут она навсегда попала во власть авиации. К началу войны Марина Михайловна имела не только лётный опыт, но и общественный авторитет, который помог ей добиться аудиенции Сталина, где она убедила его в том, что армии нужны женские авиагруппы. Так, в городе Энгельсе были сформированы сразу три женских авиаполка: 586‑й истребительный, 587‑й и 588‑й ночной бомбардировочный. В дальнейшем последний будет переименован в 46-й ночной гвардейский ночной бомбардировочный полк. Особенностью 46‑го полка было то, что в его составе вообще не было мужчин. Лётчики, штурманы, техники, механики – женщины. За штурвал самолёта сели практически вчерашние студентки, воспитанницы аэроклубов, работницы фабрик и заводов. Юные, хрупкие, они по зову сердца встали в общий солдатский строй и прошли славный боевой путь от гор Кавказа до Великой Победы.

Бывая на ПАО ААК "ПРОГРЕСС", лидирующем предприятии Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России, и посещая музей под открытым небом, не перестаёшь удивляться, как на таком вот однокрылом фанерном самолёте с кабиной, как говорится, продуваемой всеми ветрам, девушки могли не только летать, но и громить фашистов. Завод, будучи тогда номерным, выпускал учебные Ут‑2 для подготовки пилотов. На таких занимались, а потом и летали экипажи женских лётных полков. Этот самолёт обладал небольшой скорость, летал низко. Каждый вылет По‑2 (Ут‑2) был сопряжён с опасностью, однако ни вражеские истребители, ни зенитный огонь, встречавший "ласточек", как девушки ласково называли свои машины, на пути, не могли остановить их полёт к цели. Летать приходилось на высоте 400-500 метров. В таких условиях сбить небесный тихоход из крупнокалиберного пулемёта не составляло особого труда. Зачастую самолёты возвращались после выполнения боевой задачи с изрешеченными плоскостями. Техники на скорую руку латали самолёты, отчего они приобретали причудливые формы лоскутных одеял. Техники работали ночью, по причине того что днём была опасность демаскировки аэродрома. Чинили самолёты в полной темноте. Кстати, техники-девушки творили чудеса, они сильно искалеченную машину возвращали в строй в короткое время. Техники и механики: Галина Корсун, Екатерина Бройко, Анна Шерстнева, Мария Щелканова и другие – закладывали своим трудом на земле основу боевых успехов в небе. Известен случай, когда механики за 10 часов восстановили вообще, казалось, безнадёжный самолёт. "Ласточка" тогда еле дотянула до аэродрома. Когда девушки приземлились, встречающим предстала такая картина: тридцать пробоин, повреждены центроплан и фюзеляж, перебито шасси. Подруги приуныли, им светило три дня быть "безлошадными". Но механики трудились в поте лица своего и совершили настоящее чудо…

Удивительно, но наши маленькие По‑2 наводили ужас на немецкие позиции. В любую погоду они неожиданно появлялись невесть откуда и с малых высот бросали бомбы. По 8-9 вылетов за ночь приходилось выполнять девушкам. Были и другие приказы: бомбить по "по максимуму". Это означало, что нужно сделать столько вылетов, насколько хвати сил у экипажа. Иногда количество вылетов достигало 16-18 за одну ночь. И это был настоящий подвиг наших лётчиц. Их в полном смысле слова после приземления вынимали из кабины и на руках несли в подразделение. Впрочем, о мужестве и отваге девушек стали говорить и в стане врага. Например, один пленный офицер на допросе посетовал, что "руссфанер" превращают ночи в кошмар, и назвал наших лётчиц "ночными ведьмами", которые постоянно нарушают их сон. Ясно, что немцы уделяли особое внимание самолётам По‑2. Несмотря на то что экипажи летали с приглушёнными моторами, их фиксировали немецкие ПВО, и тогда небо разрезали яркие лучи прожекторов, темноту прошивали трассирующие снаряды. Полк за годы войны потерял 32 пилота. И каждый бой, в котором погибали лётчицы, остался в памяти самих девушек и в нашей памяти навсегда. Они, несмотря ни на что, вносили свой воздушный вклад в общую Великую Победу. Каждый вылет был для наших лётчиц экзаменом, и можно с уверенностью сказать, что сдали они его на отлично. По подсчётам участников тех событий, советские лётчицы сбросили на позиции врага без малого три миллиона килограммов бомб…

В советское время был снят художественный фильм "Небесный тихоход". С той поры о "ночных ведьмах" кино не снималось. Пожалуй, этот пробел стоило бы восполнить.



Смотрите также

наши координаты:
8(423)2 32 83 30
© 2020 "Союз Машиностроителей России Приморское Региональное отделение".
Вся информация на сайте защищена законом об авторском праве. Копирование информации разрешено только с письменного разрешения администрации сайта.

Размещение рекламы  Контакты

Разработка сайта — ЦРТ