Главная » Интервью, История, Лица » 04.10.2020, 10:40

«На братских могилах не ставят крестов…»


Стоит особо сказать о советских лётчиках, которых называли "сталинскими соколами". Дело в том, что лётчики погибали в больших количествах, и такая ситуация тревожила командование. 

Пока не удалось добиться превосходства в воздухе, довольно часто приходилось формировать новые части и переформировывать старые. Это происходило по той причине, что подготовленные в экстренном порядке пилоты набирались опыта на практике, непосредственно в боях. Они испытывали колоссальные физические, но в большей степени психологические нагрузки. Понятно, что возрастных пилотов в эскадрильях не было, если только в обслуге, в основном в боях участвовали молодые люди. Возвращаясь из полёта, некоторые искали, как говорится, истину в вине. Организм давал сбои, вот и происходили разного рода истории, связанные с нарушением воинской дисциплины, и более тяжкие инциденты. Наказывали нарушителей согласно дисциплинарному уставу РККА. Одни сидели на гауптвахте, другие подвергались более строгому взысканию – их отправляли в так называемые штрафные эскадрильи. Их ещё называли "летающими штрафниками". Они лишались офицерских званий и наград. Отличие от сухопутных штрафников, конечно же, было разительным. Лётчики продолжали воевать, но не на земле, а в небе. Никаких заградотрядов в воздухе по определению быть не могло, поэтому пилот выполнял привычную ему работу. Широко известна история штрафной эскадрильи, которой командовал Герой Советского Союза Иван Фёдоров. Заметим, для лётчиков-истребителей такое положение было больше исключением, чем правилом. Понятно, что пилотов, ведущих бой в небе на одноместных самолётах, контролировать невозможно. Самолёт находится в постоянном движении, маневрирует, и заградотряд в его тыл не поставишь, специальное сопровождение – непростительная роскошь, каждая машина и пилот на счету. Тут уместно будет рассказать о штурмовиках. Именно среди них было немало штрафников, приговорённых военными трибуналами к лишению свободы за различные преступления. Вернувшись на землю, находясь в стрессовом состоянии, пилоты совершали различные правонарушения. И приходилось искупать свою вину кровью. Впрочем, совершать боевые вылеты на штурмовку гитлеровских батарей, аэродромов, железнодорожных узлов, которые были забиты техникой, так же опасно, как и идти в атаку на земле на вражеские пулемёты. В штатах штурмовых авиационных дивизий в 1942 году помимо трёх обычных авиаполков появилась отдельная штрафная штурмовая эскадрилья. Лётчиков-штурмовиков обычно называли смертниками. Нужно обладать немалым мастерством и мужеством, чтобы на низких высотах под интенсивным огнём зенитных батарей врага идти на заданную цель. В любую минуту над самолётом может зависнуть вражеский истребитель, и тогда дело швах…

Основным самолётом-штурмовиком ВВС РККА во время войны был Ил‑2. Гитлеровцы называли эту машину "чёрной смертью". Ил‑2 был самым массовым советским самолётом Великой Отечественной вой­ны. Всего было выпущено 36 154 машины этой марки. Цифра впечатляет, однако именно эти самолёты несли наибольшие потери в ходе боевых действий. За штурвалами машин сидели отчаянные люди. Несмотря на то, что Ил‑2 имел броню и сильное вооружение, всё же зенитные орудия противника, пушка "мессера" или "фоккера", были способны поразить самолёт. Особенно в период интенсивного огня. За годы войны безвозвратные потери лётчиков-штурмовиков ВВС РККА составили 7837 человек. Довольно часто штурмовые авиаполки по много раз направлялись в тыл для переформирования. Например, 21-й ШАП подвергался переформированию 21 раз. Лётчики, направленные в штрафную эскадрилью, искупали свою вину по-разному: совершали необходимое количество боевых вылетов, в бою получали ранения или воевали в штрафной эскадрилье от одного до трёх месяцев. Проще говоря, кому как повезёт. Впрочем, лётчиков отправляли на самые опасные участки фронта, где смерть могла быть неизбежной. Многие штурмовики с заданий не вернулись, и их семьи согласно приказу Наркома обороны за № 298 от 28 сентября 1942 года получали за них пенсию, причём из расчёта оклада денежного содержания по последней должности до направления в штрафное подразделение. Те же, кто искупил свою вину кровью или отличился во время боевого задания, получали за это правительственные награды и восстанавливались в офицерском звании. Некоторые из бывших летчиков-штрафников стали к концу войны Героями Советского Союза.

Воздушные стрелки

Однако не все пилоты, попавшие под трибунал, могли рассчитывать на то, что их отправят в лётное штрафное подразделение. Самым серьёзным преступлением на фронте считалась трусость и (в связи с этим) невыполнение приказа командования. Таким лётчикам пощады не было. Касалось это, впрочем, и лётчиков-истребителей, которые бросали на произвол судьбы прикрываемые ими штурмовики или бомбардировщики. Приказ Наркома обороны № 685 от 9 сентября 1942 года прямо указывал: "Лётчиков-истребителей, уклоняющихся от боя с воздушным противником, предавать суду и переводить в штрафные части в пехоту". Тем, кто совершил тяжкие преступления, предоставлялся шанс искупить вину не только в кабине пилота. Воздушный стрелок на Ил‑2 подвергался наибольшей опасности, чем пилот за штурвалом. Если лётчик был защищён от огня врага бронекорпусом и бронестеклом, то воздушный стрелок на машине этого класса практически был беззащитен. Сидя на широком брезентовом ремне и ворочая тяжёлым крупнокалиберным пулемётом УБР, он наполовину высовывался из кабины. И случаи попадания осколков разорвавшихся поблизости зенитных снарядов были довольно часты. Стрелок практически превращался в смертника, когда штурмовик атаковали вражеские истребители. Они, как правило, заходили в хвост. В лоб лётчики люфтваффе атаковать нашу машину не решались, зная о мощном её вооружении. По этой причине вся тяжесть боя ложилась на воздушных стрелков. Именно они несли наибольшие потери. Соотношение погибших лётчиков-штурмовиков и их стрелков было примерно 1:2. По этой же причине воздушные части испытывали острую нехватку воздушных стрелков. Прибывшие после ускоренных курсов стрелки не имели опыта, и тогда их место занимал штрафник. Один из лётчиков вспоминал, как в полк прислали штурмана бомбардировочной эскадрильи. Наши пилоты из-за допущенной им ошибки отбомбились по своим. Штурману дали десять лет лишения свободы, разжаловали в рядовые и направили искупать вину в качестве воздушного стрелка в штурмовой авиаполк. Другой лётчик из дальней бомбардировочной авиации за тяжкое преступление получил десять лет лагерей, также был назначен воздушным стрелком на штурмовик. Совершив тридцать боевых вылетов, штрафник был награждён орденом Отечественной войны II степени, восстановлен в звании и отправлен к месту прежней службы, тоже в авиацию.

Воздушные стрелки, и не только штрафники, были отчаянными бойцами. Они записали на свой лицевой счёт немало сбитых вражеских машин. В числе одной из важных побед – немецкий лётчик Отто Киттель, четвёртый в списке лучших асов люфтваффе, на счету которого было 267 сбитых самолётов. 14 февраля 1945 года Киттель отправился выполнять боевое задание в небе над Курляндией и попал под прицельную очередь воздушного стрелка штурмовика Ил‑14. Это был последний полёт машины, которой управлял гитлеровский ас.

Смотрите также

наши координаты:
8(423)2 32 83 30
© 2020 "Союз Машиностроителей России Приморское Региональное отделение".
Вся информация на сайте защищена законом об авторском праве. Копирование информации разрешено только с письменного разрешения администрации сайта.

Размещение рекламы  Контакты

Разработка сайта — ЦРТ