Главная » Интервью, История, Лица » 15.10.2020, 10:20

Командир взвода автоматчиков


Сколько бы ни минуло лет после окончания Великой Отечественной войны, она никогда не исчезнет из памяти и из наших сердец. И сегодня мы всегда с душевной теплотой отдаем дань самого глубочайшего уважения и безграничной благодарности тем, кто на полях сражения Великой Отечественной, не жалея ни сил, ни жизни, отстаивал честь и свободу нашей Родины, кто разгромил ненавистного врага и принес в каждый дом мир, покой и счастье.

Николай Патракеев услышал о нападении фашистов в тот же день. В ту пору молодому комсомольцу исполнилось девятнадцать лет. Жил с родителями на станции Фоминской Северной железной дороги. На следующий день он уже стоял перед райвоенкоматом. Однако его не только не отправили на фронт, но даже не призвали в армию. Только в ноябре 1941 года осуществилась его мечта. Но сначала пришлось служить рядовым в запасном стрелковом полку в Кировской области, потом, с апреля 1942 года, учиться в Пуховическом пехотном училище в Волгоградской области. По окончании в мае 1943-го младший лейтенант Патракеев назначается командиром взвода автоматчиков-десантников в 44-й гвардейский танковый полк 3-го гвардейского Сталинградского механизированного корпуса Степного фронта.

Летом 1943 года героическими усилиями советских войск немецкое наступление было вскоре остановлено. Под Орлом и Курском наша армия сама перешла в решительное контрнаступление. В самом пекле войны сражался и Николай Патракеев. Боевое крещение молодой командир взвода получил после прибытия в полк, в июле, в Курско-Орловской битве в районе села Корочи. Он проявил себя смелым, находчивым, безмерно храбрым, отчаянным и грамотным в военном отношении офицером. С честью выполнил поставленную задачу. Грудь его украсил первый боевой орден – орден Красной Звезды.

Спустя два с небольшим месяца он был уже в составе 1-го Украинского фронта и форсировал Днепр. И здесь он также действовал не жалея сил, был умелым командиром.

Николай Александрович участвовал в освобождении Борисова, Бобруйска, Молодечно, Минска, Вильнюса, Риги, форсировании Березины, в окружении и ликвидации курляндской группировки противника. Его мастерству вести бой, умению командовать своим взводом даже завидовали опытные, закаленные в жестоком горниле вой­ны опытные фронтовики. Сколько было случаев, когда от него и его бойцов требовалась железная выдержка, когда необходимо было быстро принимать единственно верное решение, ведь даже маленькая ошибка могла стоить жизни.

Однажды летом 1944 года перед наступлением наших войск на Бобруйск младшего лейтенанта Патракеева срочно вызвали в штаб восьмой гвардейской механизированной колонны.

– Перед вами стоит боевая задача, – сказал ему командир бригады полковник Крамар. – Пройти со своим взводом по тылам противника до Бобруйска и как можно основательней пошерстить его коммуникации, особенно связь. Для успеха дела взводу придается танк. О ходе выполнения операции периодически докладывайте по танковой рации лично мне.

– Все ясно, товарищ полковник! Разрешите отправляться?

– Да.

И через час взвод Николая Патракеева, погрузившись на машину, в сопровождении тридцатьчетверки, был уже далеко в тылу у немцев и привычно-деловито взрывал и резал телефонно-телеграфные пункты и линии. На следующий день на рассвете взвод остановился перед селом Старые Бобры. И вдруг автоматчики и танкисты увидели, что к ним, видимо, приняв их за своих, спокойно приближаются три немецкие машины с пехотой.

– Приготовиться к бою! – последовал приказ командира. И пока взвод занимал боевые позиции, он успел доложить по танковой рации о создавшейся ситуации командиру бригады, а потом скомандовал: "Огонь!"

Били по фашистам метко и быстро. Вскоре к ним присоединился огонь шедшей на некотором расстоянии позади взвода Патракеева основной колонны мехбригады. В считаные минуты от немецких машин с пехотой осталось только одно воспоминание.

По дополнительному приказу командира бригады взводу Патракеева предстояло разгромить старобобровский гарнизон фашистов и ни в коем случае не допустить взрыва склада боеприпасов. Решено было осуществить эту операцию, использую фактор внезапности. Ворвавшись в село, автоматчики и танкисты подняли вначале на его улицах бешеную стрельбу, а когда ошеломленные немцы и полицаи бросились бежать кто куда, быстро и без особого труда покончили с ними. То же самое произошло и на складе боеприпасов.

После этого задания взвод отправился выполнять другие боевые задания.

В октябре 1944 года под Ригой попала в окружение немецко-фашистских войск наша 35-я танковая бригада. На выручку ей командование 3-го гвардейского механизированного корпуса бросило в числе других подразделений и роту танков 44-го гвардейского танкового полка и, как обычно, взвод автоматчиков Патракеева.

Долго рыскала эта смешанная боевая группа по окрестным лесам и дорогам, безуспешно ища более верный и безопасный проход к окруженной бригаде, уничтожая попутно отдельные мелкие подразделения противника. Наконец командование мехкорпуса приказало прорвать вражеское кольцо окружения бригады в местечке Болдони. Получив приказ, группа пошла на прорыв. Учитывая сложившуюся обстановку, пошла не напрямик, в лоб, а с тыла, со стороны близлежащего глухого леса, откуда немцы ее совсем не ожидали. И хотя появление группы было для немцев изрядным сюрпризом и порядочно деморализовало их, фашисты, тем не менее, оказали упорное сопротивление. Разгорелся жаркий, кровопролитный бой. Оглушительно гремела артиллерия немцев и орудия танков, остервенело строчили пулеметы и автоматы, падали убитые и раненые.

– Вперед, только вперед, ребята, – кричал время от времени своей "автоматной гвардии" младший лейтенант Патракеев, первым бросаясь в пекло боя. – Не уроним и здесь нашей чести…

В конце концов немцы были побеждены. Болдони взято, кольцо окружения танковой бригады прорвано, и она снова соединилась с главными нашими силами.

Таких жарких боев было много у Николая Александровича на фронте. Об этом свидетельствуют его многочисленные боевые награды. Летом и осенью 1944 года он был награжден за участие и освобождение Минска и Вильнюса орденом Боевого Красного Знамени, за участие во взятии Молодечно – снова орденом Красного Знамени, за операцию в Болдони – вторым орденом Красной Звезды.

У Николая Александровича девять правительственных наград, восемь благодарностей Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина. Доблестный воинский путь прошел Николай Александрович в суровое фронтовое время. Честно выполнил долг перед Родиной-матерью и своим народом.

Война закончилась для Николая Александровича в сентябре 1945 года с разгромом Красной Армией империалистической Японии. Но не закончилась на этом его армейская жизнь. Он продолжал еще долго служить, передавая свой богатый боевой опыт молодым солдатам и офицерам.

Демобилизовался Николай Александрович в звании гвардии капитана в 1956 году. Посвятил дальнейшую свою жизнь мирной, гражданской работе. В 1958 году устроился заточником в пятый цех завода "Аскольд" (входит в состав Союза машиностроителей России) , а через два года перевелся термистом в том же цехе, потом трудился, уже будучи на пенсии. Его добросовестный труд был отмечен многими благодарностями и почетными грамотами.

Мы будем всегда помнить об участниках Великой Отечественной войны, они – наша гордость, и отдавать дань уважения их героическому боевому подвигу.



Смотрите также

наши координаты:
8(423)2 32 83 30
© 2020 "Союз Машиностроителей России Приморское Региональное отделение".
Вся информация на сайте защищена законом об авторском праве. Копирование информации разрешено только с письменного разрешения администрации сайта.

Размещение рекламы  Контакты

Разработка сайта — ЦРТ