Главная » Интервью, История, Лица » 06.12.2020, 11:45

Неизвестная война


Не зря в народе говорят: "мир тесен". Елена Григорьевна Емец, член Арсеньевского городского Совета ветеранов образования, человек, неравнодушный к истории нашей страны и ее народа, подготовила материал о малоизвестной Корейской войне начала 50-х годов, кропотливо восстанавливая имена и фамилии приморцев, в том числе арсеньевцев, принимавших участие в той войне. Ей помогала Нина Александровна Руденко, заместитель председателя городского Совета ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов.

Я была знакома с некоторыми из участников корейских событий, но даже и не догадывалась об их героическом прошлом. Но об этом чуть позже.

Замахнулись

Корейская война – это военный конфликт между Северной и Южной Кореей, в который были втянуты многие страны. Эта война стала поводом для противостояния двух сверхдержав – Советского Союза и Соединенных Штатов. Более трети века правда о наших летчиках и зенитчиках, воевавших в Корее, оставалась государственной тайной. Все это время герои великого воздушного сражения вынуждены были молчать о своем прошлом. Мы хотели бы рассказать об участии военных Приморья в этих боях.

С начала ХХ века Корея была колонией Японии, которая постепенно захватывала и территории Китая. В 1931-1932 годах Япония заняла огромную территорию на северо-востоке Китая – Маньчжурию – и превратила ее в марионеточное государство Маньчжоу-го. В годы Второй мировой войны Япония была союзницей гитлеровской Германии, и территория Приморья и Хабаровского края в любую минуту могла подвергнуться нападению. Наша страна изнемогала в войне с гитлеровцами на Западном фронте, но вынуждена была держать войска и на востоке.

В мае 1945 года весь мир ликовал – закончилась Великая Отечественная война. Но на востоке нашей страны, в непосредственной близости от Приморья, война продолжалась.

После поражения Японии она была вынуждена уйти с территории Кореи. Полуостров был поделен по 38-й параллели между СССР и США. Южная часть полуострова была оккупирована США, а северная отошла под протекторат Советского Союза.

Обстановка на Дальнем Востоке (и в частности в Приморье) была очень напряженной.

После того как Уинстон Черчилль объявил о беспощадной войне с большевизмом, бывшие союзники во Второй мировой войне – русские и американцы – стали соперниками на мировой политической арене. Новый послевоенный мир раскололся на два вражеских лагеря – капиталистический и социалистический. Воздушные границы Приморья, Северной Кореи и Китая стали подвергаться налетам американской авиации, в территориальных водах советского Дальнего Востока и в Желтом море рыскали подводные и надводные корабли военно-морского флота США.

Военно-морскими силами США велась интенсивная разведка в районах советских военно-морских баз – Порт-Артура, Владивостока, на острове Русском, в Корсакове, в заливе Посьет, на о. Антипенко, мысе Островном, Гамова, в Уссурийском заливе. В этих районах только за 1950 год американские подлодки появлялись более 30 раз.

Американцами был разработан план "Дропшот", согласно которому они намеревались нанести ядерный удар по 73 городам Советского Союза, применив 300 ядерных бомб. В первую очередь бомбардировке должны были подвергнуться города Приморья и Сибири.

Трумэн писал: "…Мне кажется, что правильным решением теперь был бы ультиматум с десятидневным сроком, извещающий Москву, что мы намерены блокировать китайское побережье от корейской границы до Индокитая и что мы намерены разрушить все военные базы в Маньчжурии. Мы уничтожим все порты и города для того, чтобы достичь наших мирных целей. Это означает всеобщую войну. Это означает, что Москва, Ленинград, Мукден, Владивосток, Пекин, Шанхай и все промышленные предприятия в Китае и Советском Союзе будут стерты с лица земли".

Таким образом, когда американцы спровоцировали вооруженный конфликт на 38-й параллели, Китай направил на помощь Северной Корее 1 миллион добровольцев, а Сталин – летчиков и зенитчиков.

Участие советского контингента

Эта необъявленная война началась 1 ноября 1950 года.

Среди тех, кто остановил агрессивного, самоуверенного, прекрасно оснащенного врага, были и военнослужащие Приморского края.

Первой Приморской авиачастью в Корею для прикрытия Пхеньяна летом 1950 года был переброшен 34-й авиационный полк 147-й авиадивизии. 40 самолетов Як‑9 взлетели с аэродрома Коммуна Ленина под Ворошиловом, (ныне Уссурийск). Авиатехнический батальон этого полка в составе 223 человек с аэродромной техникой, боеприпасами и горючим следовал по железной дороге. Были переброшены также несколько постов с радиолокаторами обнаружения противника, команда связистов и зенитные батареи. В этот же период из Хвалынки (г. Спасск-Дальний) был подготовлен к переброске 304-й авиаполк из состава 32-й авиационной дивизии в составе 40 Ла‑9 и 224-й авиационный истребительный полк.

Надо сказать, что к началу боевых действий в Корее ВВС Советского Союза, расквартированные в Приморье, имели на вооружении в основном поршневые самолеты. Посылать эти авиачасти в горнило войны, где американцами широко применялась реактивная техника, было неразумно, в Китай старались посылать полки после перевооружения на реактивную технику, но использовались и Ла‑9, и Ла‑11. В этот период советские ВВС еще не могли обеспечить надежного прикрытия стратегических объектов в северо-восточном Китае и Северной Корее, поскольку не хватало наличных сил.

Об участии в этих боях рассказывал капитан Василий Тихонович Сморгунов:

"14 января 1953 года летчики 224-го полка вылетели в район Супхунской ГЭС. 224-й истребительный авиационный полк базировался на аэродроме Варфоломеевка и полным составом участвовал в боевых действиях в Корее.

Шли с набором высоты. На высоте 11000 метров встретили "Сейбров". Я, капитан Сморгунов Василий Тихонович, и старший лейтенант Ильяшенко Сергей Александрович приняли бой. Я открыл огонь по ведущему, а его ведомый отвалил вправо со снижением. Сбил один "Сейбр", и еще один сбил командир группы майор Дорошенко".

Василий Тихонович сбил три "Сейбра". За боевые действия в Корее он был удостоен двух орденов Красной Звезды и медали "За боевые заслуги".

В марте 1951 года в Китай были отправлены 87-я и 92-я зенитно-артиллерийские дивизии и 10-й прожекторный полк. Главной целью зенитной артиллерии и прожектористов было не столько уничтожение бомбардировщиков противника, сколько срыв его боевых задач, недопущение его к охраняемым объектам.

Американцы в своих налетах широко использовали металлизированную фольгу. Ее сбрасывали при подлете к объекту, что на первых порах затрудняло работу операторам радиолокационных станций: было сложно распознать на экране локатора истинную и ложную цель. Из-за огромного количества осколков от снаряда самолет либо сбивался, либо уходил с намеченного курса, сбрасывая бомбы далеко от охраняемых объектов. Другим способом защиты объектов была постановка заградительного огня. Создавалась огневая осколочная завеса высокой плотности по фронту, глубине и высоте. Такая завеса была большим препятствием для прохождения самолета. Если он попадал в зону такой завесы, то гибель самолета была неминуемой. 85-мм зенитка могла сбить самолет на высоте 10,5 км.

В Корее воевали зенитчики, призванные Яковлевским военкоматом Приморья из сёл Семёновки, Чугуевки, Старой Сысоевки: Сергей Андреевич Нахабо, Николай Иванович Апухтин, Василий Бывалин, Григорий Андреевич Осмачко, Саткеев, Иван Лутченко, Иван Михайлович Выскребенцев, Иван Шошин.

Одним из расчетов восьмипушечной батареи командовал житель села Семёновка сержант Иван Михайлович Выскребенцев. Эта батарея за время боевых действий сбила 11 бомбардировщиков противника, из них 9 летающих крепостей Б‑29. Его расчет понес первые потери на марше. Летом 1951 года дороги в Корее контролировались американскими "Мустангами" и "Тандерджетами", и колонна машин попала под удар. Погиб командир орудия Александр Быструшкин.

Иван Михайлович вспоминал: "На место прибыли ночью, спали на земле, укрывшись плащ-палатками. Наутро, открыв ящики с боеприпасами, увидели клубки змей. Немедленно сменили позицию, обосновались у подножия сопки по курсу следования американских крепостей, летевших на бомбежку строящегося аэродрома Нанси. В следующую ночь сразу сбили четыре крепости. Самолеты американцев шли на небольшой высоте и о зенитной батарее не знали. За столь успешный боевой почин Мао Цзэдун выделил каждому солдату из зенитного расчета по миллиону юаней и наградил медалями".

В Корее воевали также и другие арсеньевцы: Николай Максимович Андрияненко, Артем Михайлович Витохин, Георгий Алексеевич Гриньков, Григорий Яковлевич Дорогань, Юрий Иванович Демин, Дмитрий Игнатьевич Желдак, Юрий Васильевич Казаков, Георгий Александрович Копотиенко, Евгений Дмитриевич Кожевников, Михаил Алексеевич Новиков, Николай Леонидович Егоров, Виктор Иванович Лыжин.

Весной 1953 года, когда потеплело Желтое море, американцы стали ближе подлетать к аэродромам на китайской территории. С аэродрома Дапу вылетели на боевое задание в составе трех эскадрилий летчики 224-го авиаполка, возвратились на несколько минут раньше, и при подлете к аэродрому капитан Григорий Берелидзе с ведомым ст. лейтенантом Колесниковым остались парой в воздухе. Когда последний самолет группы пошел на посадку, из-за сопок на малой высоте выскочил "Сейбр" и атаковал идущий на посадку Ми Г. Но Берелидзе сбил его. Это оказался дважды ас ВВС США Гарольд Эдвард Фишер. Командир стрелкового отделения аэродрома Е. Д. Кожевников видел пленение этого аса. Этот эпизод был подробно описан в боевом листке полка.

Потери

Несмотря на преимущество в технической оснащенности войск, на применение бактериологического, зажигательного и химического оружия, американцам не удалось преодолеть оборону китайской и корейской армий и достичь каких-либо территориальных успехов.

За три года боевых действий в небе Кореи советские летчики провели 1872 боя, в которых сбили 1106 американских самолетов, из них 650 "Сейбров".

Потери стратегических бомбардировщиков Б‑29, единственного самолета, имеющего возможность транспортировать атомную бомбу, составили около 300 самолетов – это примерно треть всего парка таких машин. При этом потери МиГов составили 335 машин.

Широкий резонанс в мире получили факты применения силами ООН бактериологического и химического оружия, бомбардировка специальными контейнерами с мухами, пауками, кузнечиками, муравьями, зараженными болезнетворными бациллами холеры, чумы и других болезней, которым подвергались позиции корейско-китайских войск. По данным Китая, только за два месяца боев американцами было проведено 804 бактериологических налета.

Уязвимость стратегических бомбардировщиков Б‑29 заставила американцев отказаться от планов нападения на СССР в 1953 году. Правительство Гарри Трумэна так и не решилось атаковать Советский Союз с воздуха. Надо сказать, что только благодаря нашим летчикам, зенитчикам, защищавшим Корею в Желтом и Японском морях, в том числе приморцам, третья мировая ядерная война на Корейском полуострове не состоялась

В г. Уссурийске Приморского края похоронены 11 советских офицеров, погибших в Корейской войне. Местные волонтеры ухаживают за их могилами.

Во Владивостоке в Жариковском сквере (в районе остановки "Дальзавод") находится памятник – могила с телами военнослужащих сбитого американцами транспортного самолета, возвращавшегося в Советский Союз после войны. Погиб 21 человек.

В китайском городе Люйшуне на русском кладбище Порт-Артура лежат 120 русских летчиков Корейской войны. На их могилах стоят обелиски с красными звездами и три – с золотыми. Там похоронены три Героя Советского Союза, удостоенные этого звания посмертно: Евгений Стельмах, Федор Шебанов, Борис Образцов.

Спустя полвека

Многое нам неизвестно о военных конфликтах и участии в них наших военных. Постепенно приоткрывается завеса секретности, только вот не всем суждено дожить до этого времени и узнать о судьбах близких людей.

Я часто бывала в гостях у Сморгуновых. В семье – две дочери, жена-красавица. Я училась в одном классе с Татьяной, младшей дочерью Василия Тихоновича. Они были очень гостеприимными и душевными людьми. У них в квартире стояло пианино – редкая вещь в те годы. И я, в силу своих способностей, разучивала простые мелодии.

Я застала то время, когда двери квартиры никогда не запирались на замок. Ключ использовали по назначению, только когда ложились спать или уходили из дома по делам, на работу. И клали его под коврик.

Хозяин дома, Василий Тихонович, был для меня эталоном мужества, смелости, мужской красоты. Ему очень шла летная форма. Он производил на меня такое сильное впечатление, что в шестом классе я твердо решила, что буду летчиком. После окончания восьмилетки Татьяна поступила учиться во Владивостокский гидрометеорологический техникум, по его окончании какое-то время работала за пределами Приморского края.

Я была очень рада, что благодаря этому материалу и лично Елене Григорьевне спустя полвека снова как будто встретилась с людьми, которые мне были дороги, и узнала о героической судьбе Василия Тихоновича.

Участник Великой Отечественной войны Василий Тихонович Сморгунов за успешное сопровождение наших бомбардировщиков на Западном фронте в 1944-1945 гг. был удостоен орденов Красной Звезды и Красного Знамени. После боевых действий в Корее Василий Тихонович много лет работал руководителем полетов в Арсеньевской авиакомпании "Прогресс", ныне лидирующем предприятии Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России.

Сейчас готовится к выпуску видеоролик о приморцах, принимавших участие в Корейской войне. Для пополнения уже имеющихся списков участников Елена Григорьевна обращается к их родственникам с просьбой поделиться информацией о своих героях по телефону: 8‑914‑72‑550‑99.



Смотрите также

наши координаты:
8(423)2 32 83 30
© 2021 "Союз Машиностроителей России Приморское Региональное отделение".
Вся информация на сайте защищена законом об авторском праве. Копирование информации разрешено только с письменного разрешения администрации сайта.

Размещение рекламы  Контакты

Разработка сайта — ЦРТ